Наш журналист всю минувшую неделю передавал репортажи из зоны эпидемиологической катастрофы, а когда вернулась в Россию, то выяснила: дома ее не очень-то и ждали…

 

Спецкор «КП» Дарья Асламова: Мой самолет из Пекина в «Шереметьево» встретили люди в скафандрах

Спецкор «КП» Дарья Асламова вернулась из Китая

Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5

Утром меня разбудил телефонный звонок в мой номер в пекинском отеле.

— Дарья Асламова? – строго спросил голос. – Это вам звонят из госпиталя. Вы говорите по-английски?

— Да, — испуганно сказала я.

— Получены результаты ваших анализов. Они негативны.

Спросонья слово «негативный» я восприняла именно негативно и проблеяла, как овца, идущая на убой:

— Мне прямо сейчас явиться к вам в госпиталь с вещами?

Спецкор «КП» Дарья Асламова: Мой самолет из Пекина в «Шереметьево» встретили люди в скафандрах

— Зачем? – удивились в трубке. – Чтобы получить справку? Она все равно будет на китайском. Не вздумайте! Здесь столько заразных людей. На сегодняшний день вы здоровы. Вот и все.

Отличная новость перед полетом!

(Напомню, в конце недели у меня слегка подскочила температура, засопливился нос, и я на всякий случай решила сходить в пекинскую больницу и сдать на анализы – всякое же может быть!).

Спецкор «КП» Дарья Асламова: Мой самолет из Пекина в «Шереметьево» встретили люди в скафандрах

В международном аэропорту Пекина, к моему удивлению, никому не мерили температуру. Хотя, обычно, это делают по 5-6 раз на дню! Уважаемое китайское правительство! Я очень ценю ваши усилия по борьбе с коронавирусом. Но выпускать в большой мир людей из очага эпидемии, даже не осмотрев их, — это безответственно.

Спецкор «КП» Дарья Асламова: Мой самолет из Пекина в «Шереметьево» встретили люди в скафандрах

Самолет оказался полностью забит китайцами, чему я не удивилась. В отличие от России, ЕС все еще впускает китайцев, и люди с деньгами бегут из страны, чтобы просто отдохнуть от почти двухмесячного заточения в карантине, где многие просто сходят с ума в четырех стенах. А трансфер через Россию самый удобный.

Родина встретила нас строго. И это правильно. Сначала врачи в скафандрах обошли весь самолет и смерили температуры. Только потом нас выпустили.

На паспортном контроле случился скандал.

— Я не буду стоять в общей очереди с этими желтыми обезьянами! – заорал жирный мужик, по виду чистое быдло из девяностых годов (при этом он только что летел восемь часов с этими «обезьянами».)

Спецкор «КП» Дарья Асламова: Мой самолет из Пекина в «Шереметьево» встретили люди в скафандрах

— У меня такие связи, что вас завтра всех уволят! – вопил он пограничникам. – Я сейчас позвоню, куда надо! Да я до министра дойду!

Я пришла в ярость. Ведь большинство китайцев уж точно поняли, что их обозвали обезьянами.

— Прекратите орать! – громко заявила я. – Вы только что оскорбили людей. И не позорьте страну!

Как ни странно, это подействовало. Он еще пытался хорохориться, хотя жена дергала его за рукав, но после моих слов: «А еще думает, что он мужик!» тон сменил, и больше мы его не слышали.

Спецкор «КП» Дарья Асламова: Мой самолет из Пекина в «Шереметьево» встретили люди в скафандрах

Дальше нас ожидала серьезная медицинская проверка. Несколько бригад врачей. Анализы из горла и носа. Полный опрос: где мы живем, где будем находиться в ближайшие недели, к какой поликлинике прикреплены. Мне даже выдали больничный лист на две недели и попросили не покидать в это время страну.

Полный шок ожидал меня, когда я подъехала к дому. Я, как ответственный человек, была в маске и в перчатках. Но когда я вышла из такси с чемоданом, улица замерла. Все смотрели на меня с ужасом, а мне почему-то казалось, что у людей голые лица. А главное, что их ужасно много. Вдруг какая-то женщина закричала своему ребенку: «Эта тетя заразная! Бежим очень быстро!» И все тоже побежали. Это страх заразен и лишает людей даже достоинства.

Спецкор «КП» Дарья Асламова: Мой самолет из Пекина в «Шереметьево» встретили люди в скафандрах

Я вошла в пустую квартиру (дочери пришлось взять отпуск за свой счет и уехать). Нашла в морозилке пельмени. И вдруг разревелась от обиды. Да вы же звери, господа! Как я сейчас выйду в магазин в маске и в перчатках? Меня просто выгонят! Или забросают камнями. И вдруг я поняла: именно этого добивались те, кто устроил эпидемию, которая ничтожна по сравнению с гриппом. (Я по-прежнему уверена, что эпидемия не случайна.) Ее цель – вызвать ненависть к нашим соседям, превратить их в пугало и расчеловечить нас самих.

Спецкор «КП» Дарья Асламова: Мой самолет из Пекина в «Шереметьево» встретили люди в скафандрах

Я подумала о плачущих девочках-медсестрах и женщинах-врачах, которых сейчас бреют наголо в Китае добровольцы в парикмахерских (которые официально закрыты). Невозможно ходить в скафандрах 24 часа в сутки, если на голове есть волосы. Как у них свербит, чешется и потеет кожа, как горят неизбежные язвы на теле. Но они не сдаются. Они бесконечно терпеливы к пациентам. Ведь чума или война может постучаться в дом каждого из нас. И тут, как писал Альбер Камю в книге «Чума», «быть честным – это делать свое дело».

Пекин – Москва

Наш журналист уже пятый день передает репортажи из эпидемзоны «чумы 2020 года»

Оранжевые и красные точки – это места, где раньше обнаружили зараженных. Это предупреждение: будьте осторожны, вы окружены потенциальной заразой

Мои разговоры с Москвой из Пекина становятся все более странными. Два мира – два образа жизни (подробности)

Пекин. Утро. В дверь стучат. Но я же повесила табличку «Не беспокоить!» И потом: под одеялом так тепло, а в комнате холодно. Стучат все настойчивее. Не открою – выломают дверь: подумают, что труп. Я старательно высмаркиваюсь: не дай Бог кто-нибудь увидит, что у меня нос течет (подробности)

Первый шок перед отлётом в Пекин — в великом и славном городе Москва отсутствуют медицинские маски. Ой, только не кричите мне: «Да вот прямо за углом! Третьего дня сам видел!» (подробности)