Наш журналист благополучно вернулась из охваченного коронавирусом Китая. Не подозревая, что дома ее серия репортажей из эпидемзоны получит внезапное продолжение

 

Спецкор «КП» Дарья Асламова: Я спаслась от «чумы 2020 года» в Пекине - но попала под домашний арест в Москве

Дарья Асламов накануне вернулась из Китая

Часть 1, часть 2, часть 3, часть 4 ,часть 5, часть 6.

Итак, я узница. Под домашним арестом. И на четырнадцать дней лишена всех гражданских прав, включая ПРАВО НА ЕДУ! Даже в тюрьме и в больнице кормят, пусть плохо.

В московском аэропорту нам всем, прилетевшим пекинским рейсом, сунули бумагу от главного санврача города. Ничего не объясняли — только поторапливали. «Вот здесь распишитесь». Я почему-то подумала, что это медицинские предписания. Еще бы, я как раз вернулась из эпидемзоны китайского коронавируса, убившего почти три тысячи человек — следите, мол, за здоровьем, при первых признаках болезни немедленно обратитесь к врачу…

И только утром, выспавшись, прочла подписанный мною документ: он превращал меня в потенциальную преступницу! Текст расписки отсылал к Постановлению Правительства РФ по борьбе с коронавирусом. Его приняли на пике истерии вокруг китайской заразы, 31 января сего года.

Отныне гражданка Асламова не может покидать квартиру, в которой проживает. Ей запрещено «посещать работу, учебу, магазины, аптеки, общественные места, пользоваться общественным транспортом, контактировать с третьими лицами, кроме совместно с ней проживающих».

Спецкор «КП» Дарья Асламова: Я спаслась от «чумы 2020 года» в Пекине - но попала под домашний арест в Москве

Нарушение этих правил грозит мне не только административными штрафами. Я попадаю под УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС (статья 236, части первая и вторая). Если я выйду на улицу и случайно кого-то заражу, наказание до года тюрьмы. А если этот человек, не дай Боже, умрет (даже от старости), наказание до пяти (!) лет на зоне.

Абсурдно все. Я с ужасом подумала о своих спутниках, подписавших этот документ, которым предстояло еще добраться до своих городов! Например, мужчина, стоявший передо мной в очереди, объяснил милиционерам, что он едет в Воронеж. «А как вы туда поедете?» — живо заинтересовались они. Он удивился: «На такси до вокзала. Билет куплю по телефону. И в поезд. Это же просто!» Но он УЖЕ ПОДПИСАЛ бумагу. И если, не дай Бог, заразит кого-нибудь по пути домой, ему грозит до пяти лет тюрьмы…

Далее, никто не объясняет, как нам, собственно, питаться. Лица, проживающие на одной территории с гражданином, посаженным на карантин, подпадают под те же правила. Более того, моя дочь заранее уехала в отпуск за свой счет. В магазин и в аптеку я выйти не могу. Я обзвонила компании по доставке еды и попросила:

— Давайте я оплачу заказ карточкой, а ваш курьер оставит его под дверью.

— Как же так? Вы должны проверить, что вам привезли, и расписаться.

— Я не могу контактировать с вашим курьером. Я на карантине.

— Ах вот как? Нет, мы на это не пойдем.

Несмешной фельетон продолжался. На следующий день мне позвонил милый молодой человек из Дирекции по координации деятельности медицинских организация Департамента здравоохранения города Москвы и очень заботливо спросил: как я себя чувствую? Я ответила, что умираю с голоду.

— То есть как?! — удивился он. — Почему вы не можете купить еды?

— А вы прочитайте Постановление от 31 января.

Он взял паузу, прочитал.

— Да, абсурд какой-то!

— Так сделайте же что-нибудь!

— Это не входит в мою компетенцию…

В общем, не злорадствуйте, дорогие люди, вопящие в комментариях к моим статьям: «В карантин ее!» Так в средние века выла толпа: «На костер ведьму!» Чем вы лучше украинцев, которые стали жечь покрышки на пути автобусов с эвакуантами из эпидемзоны?

Спецкор «КП» Дарья Асламова: Я спаслась от «чумы 2020 года» в Пекине - но попала под домашний арест в Москве

А ведь по городам разгуливают массы чихающих и кашляющих граждан, разносящих грипп, от последствий которого умирает куда больше, чем от коронавируса. Их всех тоже изолировать? Или ввести карантин ещё и для людей, прилетающих из Италии, где тоже началась вспышка китайского вируса?

…В пять утра я просыпаюсь от голода. Снилась пицца, которую я терпеть не могу. Но она была такая аппетитная, хрустящая, румяная. На кухне остались десять пельменей, майонез, кусок хлеба и одна конфета. Встаю, брожу по комнатам, как разъяренный тигр. Меня утешает только китайская поговорка: «Голодный тигр все же остается тигром. А свинья, наевшаяся до отвала, — свиньёй». Только объясните, пожалуйста, где мне брать в карантине еду оставшиеся 12 дней?

Спецкор «КП» Дарья Асламова: Я спаслась от «чумы 2020 года» в Пекине - но попала под домашний арест в Москве

Спецкор «КП» Дарья Асламова: Я спаслась от «чумы 2020 года» в Пекине - но попала под домашний арест в Москве

Наш журналист уже пятый день передает репортажи из эпидемзоны «чумы 2020 года»

Оранжевые и красные точки – это места, где раньше обнаружили зараженных. Это предупреждение: будьте осторожны, вы окружены потенциальной заразой

Мои разговоры с Москвой из Пекина становятся все более странными. Два мира – два образа жизни (подробности)

Пекин. Утро. В дверь стучат. Но я же повесила табличку «Не беспокоить!» И потом: под одеялом так тепло, а в комнате холодно. Стучат все настойчивее. Не открою – выломают дверь: подумают, что труп. Я старательно высмаркиваюсь: не дай Бог кто-нибудь увидит, что у меня нос течет (подробности)

Первый шок перед отлётом в Пекин — в великом и славном городе Москва отсутствуют медицинские маски. Ой, только не кричите мне: «Да вот прямо за углом! Третьего дня сам видел!» (подробности)

***********

Информация представлена по материалам данного сайта