Про то, где находить шаманов в Хабаровском крае, говорят журналисты «МК в Хабаровске»

Шаманизм — неразделимая часть жизни коренных народов Приамурья. Так было, так есть и, хотелось бы веровать, так будет. Но сейчас, наряду с задачей потери родного языка и угасания интереса к своей культуре у юных уполномоченных лиц народов, отказ от шаманских практик становится распространенным явлением. 

В Хабаровском крае наследники шаманов все почаще меняют общение с духами на обыденную жизнь

В Хабаровском крае наследники шаманов все почаще меняют общение с духами на обыденную жизнь

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СПЕКТР

В поселок Троицкое Нанайского района нас привел музейный десант. «Музейные гастроли» — неповторимый проект, реализующ?? Гродековский музей, в прямом смысле несет культуру в массы, устраивая передвижные выставки в районах региона. Стартовал проект конкретно в Троицком неслучайно. Тут красивый краеведческий музей с богатой коллекцией.

В Хабаровском крае наследники шаманов все почаще меняют общение с духами на обыденную жизнь

Стартовал проект в Троицком неслучайно — тут красивый краеведческий музей с богатой коллекцией

Фото: Елена Семенова

А также, в данном селе еще сохранился государственный спектр, тут проживают хранители классической культуры, все еще пляшут народные танцы, звучат песни на нанайском языке и, конечно, сохраняются кулинарные традиции.

Потому приехать в национальное село и не повстречаться с представителями местной культуры было бы просто преступлением. И снова спасибо «Музейным гастролям», которые собрали нас всех под одной крышей. Как досадно бы это не звучало, шаманов в числе гостей мероприятия не было. Как сообщила Таисия Киле — управляющий фольклорного ансамбля «Илга дярини» — ближний населенный пункт к Троицкому, где живёт шаман — село Найхин.

В Хабаровском крае наследники шаманов все почаще меняют общение с духами на обыденную жизнь

Таисия Киле — управляющий ансамбля нанайской песни «Илга дярини»

Фото: Елена Семенова

— Там дама живет, шаманка, — гласит Таисия Алексеевна.

Про то, кто подобные шаманы, в государственном селе знают все. Однако вот обращаются к ним изредка. Сейчас, с грустью отмечает дама, наибольшей неувязкой стало неведение родного языка. Вместе с потерей языка уходит и государственная культура. Да, уроки в учебных заведениях есть. Однако их недостаточно, чтоб выяснить и полюбить родной язык. А также, на нанайском фактически не говорят в семьях. Язык помнят лишь старики, которые на нем говорят. Представители среднего поколения соображают, но говорят не много и, обычно, плохо. Молодежь в большинстве уже даже не осознает собственный государственный язык, и это боль преклонного возраста, которое пробует за свою культуру биться.

— Мы поем на нанайском, но текст не многие осознает, — пеняет Таисия Алексеевна. — Естественно, усердствуем приучивать детишек к государственной культуре. На данный момент вот в школе начали язык учить. Ведется кружковая работа по исследованию нанайского языка также. Проводим вечера, где говорим на государственном языке, учим государственным ремеслам. Однако вот эпидемия все это затормозила — проект был приостановлен. Вот планируем осуществить возобновление встречи. Много детишек, начиная с детсада, занимаются танцами, принимают участие в конкурсах. Проводим национальные празднички, где играем в классические игры — таким вот образом прививаем родную культуру, — делится управляющий ансамбля.

О шаманизме даже она сама больше знает из книжек.

— Они вылечивали, когда не было медицины, — ведает Таисия Киле. — Песни пели ритуальные. Провожали в путь другой. Проводили ритуалы исцеления.

ШАМАНСКАЯ ЗАБОЛЕВАНИЕ

О шаманских практиках управляющий фольклорного ансамбля неслучайно ведает в прошедшем времени. Узреть камлание на данный момент можно нечасто. Шаманов осталось не много. Трудность в том, что научиться шаманизму нельзя. Стать проводником меж мирами дано не каждому. Шаманизм передается по наследию — из поколения в поколение. Когда и где настигнет потенциального шамана его призвание, не знает никто. Обычно, клич приходит через сны. Духи протцов приходят к юному шаману, чтоб сообщить ему — пришло твое время. Момент принятия дара в народе назвали «шаманская заболевание». Часто это истязающий путь принятия собственного назначения, который может продолжаться неделями и даже годами. Духи приходят во сне, водят грядущего шамана меж мирами, принуждая принимать вид различных зверей и открывая ему различные сферы. Числилось, что чем больше протцов придет к нему с шаманской территории, тем больше сил получит шаман. После, получив посвящение, шаманы продолжали осваивать эти территории, по которым водили их духи. Кто-то из духов мог остаться и в роли заступника и ассистента шамана.

Со стороны «шаманская» заболевание смотрится как безумие. Известны случаи, когда, отказываясь от назначения, люди пробовали лечиться в поликлиниках. Но результата подобное исцеление не давало. Тогда потенциальные шаманы начинали камлать себе, без посвящения, которое может провести лишь иной шаман. Подобные ритуалы с бубном — себе — помогают успокоить духов, но менее того.

Как вспоминают старожилы, с приходом русской власти началась борьба с шаманизмом. Почти все потенциальные шаманы стали отказываться принимать дар, что иногда приводило к грустным для них результатам. Были и те, кто, желая недопустить мучений, воспринимали посвящение, но после навечно отказывались камлать, отдавая бубен и иные атрибуты в музеи при поселковых домах культуры.

МУЗЕЙНЫЙ ЭКСПОНАТ

Сейчас атрибутику шамана легче всего узреть в музее. В том же Троицком представлены и одежка, и бубны, и сэвэны — все, что помогало шаману в его работе.

В Хабаровском крае наследники шаманов все почаще меняют общение с духами на обыденную жизнь

Сэвэны — древесные фигуры, вместилища духов-помощников

Фото: Елена Семенова

Сэвэны — древесные фигуры, вместилища духов-помощников. Они в принципе занимают особенное место в культуре коренных народов Приамурья. У каждого шамана были свои духи-ассистенты, помогавш?? ему путешествовать в числе миров. Им непременно приносили подношение — «кормили» духов. Почаще всего пресной пищей: кашами, лепешками. Подкармливают сэвэнов и на данный момент. Даже в краеведческом музее Троицкого, где тоже есть свои легенды.

— Мы ставили ему подношения вечером, — ведает лектор-экскурсовод Галина Оненко, демонстрируя огромного сэвэна в музейной витрине. — Утром пришли — ничего нет, — улыбается женщина.

В Хабаровском крае наследники шаманов все почаще меняют общение с духами на обыденную жизнь

— Мы ставили ему подношения вечером, — ведает лектор-экскурсовод Галина Оненко, демонстрируя огромного сэвэна в музейной витрине

Фото: Елена Семенова

Не меньше историй соединено с бубнами, которые хранятся в музее. Бубен — главной атрибут шамана. Маленький, обтянутый кожей, обруч, в соответствии с которым шаман стучит колотушкой, обычно, это лапка какого-то зверя — помогает шаману отпугнуть злых духов. Поточнее, помогают звуки, которые издает бубен при ударах по нему. Дотрагиваться к бубну непосвященному нельзя. А вот тем, кто слышит клич пробуждающихся внутри себя шаманских сил, бубен просто нужен.

В Хабаровском крае наследники шаманов все почаще меняют общение с духами на обыденную жизнь

Бубен — главной атрибут шамана

Фото: Елена Семенова

— На данный момент больше не желают быть шаманами. Опровергают дар. Однако духи все равно приходят во сне. И бывает, к нам в музей приходят те, кто может стать шаманом, но еще не готов, и требуют бубны, чтоб постучать. Им это необходимо, — ведает Галина.

Любопытно, что у нанайцев шаманом могут быть как дамы, так и мужчины. Интересно, что дар не приходит и к юным. Обычно, духи призывают тех, кто уже имеет актуальный опыт. Ранее отказ от дара угрожал отрекшемуся гибелью. Случаи, когда человеку получилось устоять против клича, отрешиться от дара и сохранить при всем этом свою жизнь, были редкие. Сейчас картина принципно другая. Тех, кто не согласился от ноши, больше. Пережив «шаманскую» заболевание, они продолжают обыденную жизнь. Может быть, причина в том, что современный человек, который живёт пусть и в государственном селе, но вне классической культуры, не так к ней восприимчив, а новое поколение больше не верует в духов, пробуя разумом осознать данный необычный мир. Однако вера — она ведь не просит осознания.

***********

Информация под заголовком «В Хабаровском крае наследники шаманов все почаще меняют общение с духами на обыденную жизнь» представлена по материалам данного сайта